самая любимая

Ой плохая я
Ой плохая
Не такая я как вы
Не такая
И другие у меня
идеалы
И другие у меня
под одеялом
У меня свободы полные карманы
У меня событий полные капканы
Нет дипломов у меня
Ярко красных
В волосах нету ленточек
Атласных
Не пишу я отчетов к работе
И работаю не на заводе
Нет того с кем могу быть нага я
Я нага только рифмы слагая

солнечному зайчику

У художников бывает, застывают в сердце краски,
И в глазах темнеет уголь, для подводки темных глаз,
И пастель крошится в мыслях, начиная в мыслях распри,
А потом лишь только охра на весь вторник разлилась.

Отчего всё так случилось? Почему художник мрачен?
Почему из сотен красок предпочел бесцветный шум?
Что тревожит? Что случилось? Что вобще все это значит?
И какую думу-муху хочет одолеть из дум?

Он не зол на самом деле, не расстроен, не растерян,
Он как птица, зная небо, захлебнулся в небесах.
Он решил сегодня утром..Нет! Точнее, он намерен
Невозможною палитрой в жизни счастье написать.

Загрунтовывая мысли, мастихином режет скуку
И акрила полосою отделяет серый фон
Счастье рядом! Счастье близко..Он протягивает руку
И секундой этой хрупкой он становится пленен.

И любовь громадней мира на его ладонь ложится
И становится любовью каждый робкий кисти взмах.
Без сомненья, в это время кисть взлетает словно птица,
Захлебнувшаяся небом, в так знакомых небесах!

Ну конечно, не абстрактно, ну конечно не случайно
Буквы, смыслом восхищаясь, превращаются в мораль,
Я про то, что все на свете, даже тайная из тайн
Для тебя всегда готова приподнять свою вуаль.

Ты пришел ко мне нежданно, пока я плутала где-то
Словно я до цвета счастья дотянулася рукой
Значит просто нарисуем мы счастливую планету
Я уже нарисовала, дело только за тобой

Батут как точка опоры

У меня в душе дыра
Там где мама быть должна
Чудище сидит в дыре
И вину внушает мне
Говорит на мне вся боль
Ты должна идти за мной
И жалеть меня жалеть
А тебе нельзя болеть
Ведь по жизни все на мне
Я не жалуюсь нет нет
Благодарности не жду
Выбираю жизнь в аду
Твои чувства это блажь
Мать сперва свою уважь
У тебя была еда
Дома кто то был всегда
И одежду покупали
И уроки проверяли
И водили по врачам
И не спали по ночам
На себе кресты прибили
Силы все в тебя вложили
Благодарности не надо
Не к тому вся эта драма
Расскажи, как у тебя?
Все накрылось? Как семья?
Скучно? Все они козлы
Но ведь мы не развелись
Как подруги? Как у них
Плохо все? Поговори!
На работе предают?
Идиоты пристают?
У кого какой конфликт?
Чей сорвался в шахту лифт?
Цены выросли опять..
Будут льготы сокращать..
Вот стараешься всю жизнь
Ты спасибо хоть скажи.


Я молчу,
включился свет.
Вот в чем дело вот ответ
Почему в моей тетрадке
Все истории любви
Под копирку, если кратко,
Словно писаны они
Я приют для психопатов
Заходите стол накрыт
Вот где сломана программа
Вот где сорваны замки
Я заточена на жалость
Я настроена для них
Я их нянчу словно мама
Только я не мама их
Я им сопереживаю
В их тревогах моя боль
Но теперь я не желаю
Волочить их за собой
Я бросаю их как камни
У себя из рюкзака
Я одна и мне печально
Как же круто - я одна.

все течет, все меняется

за окном течет весна
по щитку течет вода
у меня поет душа
я смотрю на все с моста
в венах тает кровь-река
прикасается рука
я ажурна и легка
как вольфрама проволока
птицы за окном молчат
дети перед сном кричат
снова в чем то уличат
бедного Навального
солнце светит через раз
сплю седьмой по счету час
и колеса в такт стучат
моему желанию

Фридом

Я Христа пережила,
Значит я не бог.
Но Артемий у меня
Маленький сынок
Для него я мир творю,
Я его люблю,
Я в глаза его смотрю,
В зеркало смотрю.
Для него я тоже мир,
потому чиста,
Хорошо, что у меня
Не судьба Христа.

сафари

я вернулась, но ночами
я мечтаю о сафари
о природе настоящей
о поездке предстоящей
обними меня горячий
воздух африки палящий
я теперь тобой болею
у меня в душе трофеи
мотоцикл продать пора бы
и лететь под баобабы
и до смысла прикоснуться
и к самой себе вернуться

Братик, бабушка, деревня

Мои воспоминания о брате
Остались где то там в тверской глуши
Там где изба за перекошенной оградой
Там где мы строили плоты и шалаши
Ходили на родник и за малиной
Купались в ледяной все время Тьме
Там каждый день был бесконечно длинный
И столько смысла было в каждом дне
Мы бабушке на грядках помогали
Она хвалила и пекла нам пироги
На чердаке сокровища искали
И даже что то пару раз нашли
Еще стояли очередь за хлебом
И с дерева смотрели на коров
Исследовали каждый километр
И знали все о жизни тех краев
Все чаще в мыслях пляшут эти блики
А бабушку и брата не вернуть
Теперь их лица взгляды и улыбки
Из памяти мне освещают путь

Иди, лети, люблю

Иди сынок, иди!
Тебе открыты все дороги, тебе открыты все пути,
Иди!
Ты с рук пытаешься сорваться, взлететь расправив крылья по пути,
Лети!
А я по первому сигналу, к тебе немедленно бегу -
Целую лоб, штаны меняю и молоком кормлю -
Люблю.

Ягодное

Малина, черешня и я с несвареньем
Завявшие розы и умер мой брат
Гудит пылесос и хнычет Артемий
Пришло смс ветер, ливень и град
Июнь иссякает, последние днишки
И пуст интернет и по своему прав
Я все покупаю бумажные книжки
И ставлю их в белый икеевский шкаф

прощай, Серега

Пришёл, пожил, порадовался даже
Потосковал, погоревал, скучал, пылал
А в выходной один с детьми на даче
Шел, по двору и замертво упал
Разбил лицо, разбил сердца домашних
А дети думали, что это лишь игра.
Ведь лето, выходной, они на даче
И папа умирать не обещал.
Тянулся день как тянется резина
И становилось только лишь страшней
Один упал а на Земле не стало мужа, сына,
Отца и брата, дяди, друга у друзей.
Начальника не стало на работе,
И кончился активный гражданин
Обычная июньская суббота
От населения Земли минус один
Сижу в Москве, свыкаюся с потерей
Я больше ни минуты не сестра
А на груди спит сладко мой Артемий
И в нем горит серёгина искра.